Повышение отдачи грантовых конкурсов

Два главных источника головной боли доноров грантовых конкурсов — результативность и эффективность. Т.е. хочется, чтобы финансируемые проекты «меняли мир» и чтобы это достигалось минимальными затратами.

Но проблема заключается не в том, что конкурсы получаются малорезультативными или неэффективными инструментами социального развития. Пока их процедуры таковы, что мы не в состоянии удовлетворительно точно оценить их результативность и эффективность. Это обстоятельство постоянно возвращает нас к вопросу, не ошибаемся ли мы, их проводя?

Исторически сложилось, что предлагаемые проекты декларировали набор целей и предлагали мероприятия со сметой расходов. Сами описания проектов не содержали достаточных разъяснений, как достижение целей (обычно глобальных) связано с предлагаемыми мероприятиями. Тем не менее не вызывало сомнений, что эти мероприятия приблизят нас к заявленным целям. Финансировались некоторые (обычно очень скромные, совсем маленькие в масштабах поставленных проблем и целей) шажки в, наверное, правильном направлении. Но эти скромные усилия даже и не предполагали достижение конечных целей. Т.е. финансировалось небольшое продвижение к цели, но не её достижение. Такой подход не создаёт базы для оценки полезности и экономности реализованного проекта. Получается, что в рамках конкретного проекта мы находимся в движении к цели, но никогда её не достигаем. Если мы продвинулись на 1% в сторону цели, это не означает, что мы решили 1% наших проблем. Так можно было бы сказать, если бы проблема была полностью решена для 1% нуждающихся. Но это не то же самое, что она решена для всех них на 1% для каждого. Или по-другому: если всем нищим раздать по рублю, то это не повлияет на решение проблемы бедности. А если все эти рубли отдать одному бедному, то он станет богатым — цель борьбы с бедностью будет решена хотя бы для одного человека.

Дело в том, что проекты ориентированы на движение к решению проблемы, а не на её решение.

Другими словами, как мы ставим задачу перед разработчиками проектов — продвинуться к решению проблемы или решить её пусть и для очень ограниченного круга лиц?

Фокусирование на результат

Поиск решения этой проблемы доноров привёл к появлению подхода «фокусирование на результате».

В развитых странах доноры переходят от финансирования деятельности (процесса) к финансированию социального результата, от субсидирования организации к «покупке» конкретного изменения в жизни конкретных людей. Например, финансируется не функционирование «телефона доверия», а снижение уровня домашнего насилия.

В первую очередь этот подход применяется именно правительственными структурами, т.е. при распределении бюджетных средств.

Применение этого подхода означает, что если вы не знаете, как предлагаемые в вашем проекте мероприятия повлияют на конечный результат, то такой проект имеет мало шансов на получение финансирования.

В России эта проблема тоже уже осознана, но системного продвижения в её решении нет. Например, и у нас уже не стоит вопрос об оснащении больницы современным оборудованием, а о том, чтобы население стало более здоровым. Если в бюджете и выделяются средства на оснащение того или иного медицинского учреждения, то это не является самоцелью, потому что в уме держится задача повышения здоровья.

Что это означает практически?

Определение грантового конкурса через набор общих проблем, целей, тем или направлений заменяется формулировкой конкретного набора социальных результатов. Т.е. на конкурс приглашаются заявители, проекты которых фокусируются на достижении одного или нескольких из этих результатов.

Это означает, что разработчики проектов должны осознавать,  каким образом, предлагаемые ими проектные мероприятия приведут к желаемому результату.

Поскольку перечень допустимых конечных социальных результатов проектов определяется централизованно устроителями конкурса, то и их разработка производится единожды (впоследствии, правда, может совершенствоваться). Это позволяет осуществить разработку более грамотно и представить стандартизованно. Методы выстраивания корректно сформулированных результатов вполне развиты, но это потребует некоторых усилий и затрат. Например, для каждой проблемной области строится т.н. «теория изменений» или некоторый её аналог. Это описание проблемной области и конструирование цепочки изменений, которые должны произойти, чтобы проблема оказалась решённой.

Такую подготовительную работу нет необходимости выполнять каждому разработчику проекта, представляемого на конкурс. Они обычно этим себя и не затрудняют, или получается недостаточно профессионально. В итоге, в разных проектах-заявках содержатся разные представления о том, как устроен мир, и в чём заключается проблема. Даже если картина мира совпадает, то описана она в разных терминах. Сам проект — это выхваченный кусочек большой схемы (один «узел»), все усилия проекта направлены на решение локальной задачи. И непонятно, как она связана с теми проблемами, которые имел в виду организатор конкурса. Все проекты касаются разных, относительно малозначимых аспектов проблемы. Сравнение проектов проблематично. Вклад проекта в решение общественной проблемы определить затруднительно.

Что мы выигрываем, применяя подход, ориентированный на результат?

  1. Конкретность и ясность в коммуникациях между донорами и потенциальными грантополучателями.

Заявляется не просто тематика, а конкретный результат, достижение которого донор готов субсидировать. Фактически, это задаёт новый стандартизированный язык коммуникаций между донорами и грантополучателями. Обе стороны получают ясное представление об ожиданиях друг друга. Уточняя список ожидаемых результатов,  донор может сужать рамки Конкурса, фокусировать заявителей на решении конкретных проблем. С одной стороны, это даёт донору гибкость в артикуляции своей политики, а с другой — жёсткость, чёткость её определения для каждого Конкурса или момента времени.

  1. Целеполагание

С содержательной точки зрения проекты с разными подходами (фокусирование на проведении мероприятий и на получении социального результата) могут почти не различаться. Но сама постановка вопроса заставляет уже на этапе разработки проекта концентрироваться на том, чтобы планируемые мероприятия давали результат. Очевидная полезность мероприятий уже будет недостаточна для оценки заявки. Если заявитель не может точно указать результат (один или несколько из установленных донором), то заявка вообще не должна рассматриваться. Это упрощает анализ заявки и принятие решения. Это мотивирует исполнителя при выполнении проекта.

Есть одно важное дополнение: в проекте, ориентированном на результат, будет недостаточно вести учёт действий и расходов, нужно будет собирать данные таким образом, чтобы доказать достижение результата. В некоторых случаях сложность или стоимость может приводить к отказу от выполнения проекта.

  1. Измеримость

Ориентация на результат не облегчает решение задачи измерений.

В проектах, ориентированных на процесс, обычно измеряется объём оказываемых услуг. Но нас интересует не что проделано, а как изменился мир. Если проект ориентирован на результат, то измеряется вклад проекта в решение общественных проблем. Не объём и мощность прикладываемых усилий, а результат приложения этих усилий.

Поскольку при этом известны затраты, то легко определять и эффективность (стоимость обеспечения единицы результата).

Когда мы не измеряем результат, приходится выполнять специальные дополнительные исследования — программную оценку. Это и дополнительные расходы, и время. Измерение результата во время выполнения проекта, интеграция сбора необходимых данных в проектные мероприятия позволяет обычно снизить суммарные затраты, хотя стоимость проекта может возрасти. Как правило, проблема с программной оценкой, проводимой после окончания проекта, связана с тем, что в рамках проекта не предусматривался сбор важной информации. Это потом планирует и осуществляет оценщик. Получится дешевле, если это будет сам исполнитель.

Есть некоторые варианты уменьшения затрат, связанных с учётом результата. В частности, донор, определив набор желаемых результатов, может продумать и установить и соответствующие показатели, и методику измерений. Вплоть до представления грантополучателям подробной инструкции, оказания технической поддержки по ходу дела или проведения тренинга. В любом случае такая работа будет проводиться централизованно (а не каждым исполнителем) и более профессионально.

Раньше вопросам измерений уделялось недостаточно внимания. Собственно это и мотивировало специалистов разрабатывать новые подходы. Во многих случаях это может вызвать затруднения. Но альтернатива этому — финансировать проекты, результат которых не измеряется, а успешность проекта определяется тем, что исполнитель выполнил план и уложился в смету.

Если проект предлагает изменить мир, но не предлагает, как измерить это изменение, то финансирование проекта должно быть поставлено под сомнение.

  1. Прозрачность и отчётность

И прозрачность, и отчётность при новом подходе приобретают иной смысл. Они тоже будут касаться не проектных операций и расходов, а социального результата. Контролировать нужно будет не столько действия грантополучателя, сколько те объекты, на которых проявляется результат. При этом исполнитель проекта будет иметь полный список этих объектов.

Отчётность становится более наглядной, поскольку касается изменений в социуме. Отчёт будет фокусироваться не на описании проведённых мероприятий, а на описании социума. Такой отчёт имеет совсем другие потребительские свойства, он становится интересным не только для менеджеров. Это рассказ не о том, что мы делали, а о том, что у нас получилось.

Если каждый грантовый конкурс эквивалентен набору результатов, установленных донором, то обобщённый отчёт донора можно строить именно в разрезе результатов. Их конечное количество. Такое суммирование по всем проектам обычно затруднительно, если нужно складывать объёмы оказанных услуг, поскольку разные проекты применяют разные методы.

  1. Накопление сведений и сравнение

Если у нас зафиксирован конечный набор желаемых результатов и ведётся учёт расходов по каждому результату, то нам известна эффективность исполнителя. Если собирать данные по разным конкурсам или годам, то постепенно накапливается пригодная для использования статистика.

В частности, новые заявки можно сравнивать с уже выполненными проектами по доли успеха, по затратам на единицу результата (эффективности), по применяемым методам.

Здесь уместно вставить одно общее замечание о развитых системах социальных результатов и индикаторах. В мире уже давно ведётся разработка каталогов социальных результатов и соответствующих им показателей. Их много, но вполне ограниченное, осязаемое количество. Эти базы данных доступны в Интернете, каждый может воспользоваться имеющимися наработками (в основном на английском языке), но нет ни одной системы, которая пригодилась бы на все случаи жизни, особенно, если речь идёт о России. Скоро такое накопление знаний будет осуществляться и в нашей стране. В частности, можно посоветовать каждому ведомству установить стандартный перечень, исходя из тех задач, которые оно решает. Такой подход будет ориентировать и неправительственные организации. Они могут без специальных решений, обсуждений и одобрений выполнять проекты, направленные на результаты, установленные властью для той территории, где работает НКО. Льготы тоже можно привязывать к достижению нормативно закреплённых результатов. Наличие такой продуманной и централизованно принятой стандартной системы могло бы значительно снизить издержки.

Скачать материал в pdf.

Share
Опубликовано в 2015, АНО, исследования, Исследования и аналитика, Материалы, Оценка эффективности, Рекомендации Метки: , , ,
Благодарим нашего учредителя Н.А.Цветкова и его семью за поддержку нашей деятельности

Архив новостей

Подпишитесь на новости!

Введите Ваш Email: